• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
11:08 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (12)

Начало третьей части из восьми знаменует появление нового персонажа - Сергея Ивановича Кознышева, единоутробного брата Константина Дмитриевича Левина. Сергей Иванович появлялся и в самом начале романа, но кроме того, что он писатель и Левин ему завидует, мы тогда о нём не узнали, я даже не помню, упоминал ли его в своих выкладках. Теперь же мы познакомимся с ним и, дружочки-пирожочки, подружки-ватрушки, держитесь, кажется, это первый персонаж не мудак в книге. То есть, такой, которого автор не называет мудаком, и который ведёт себя не как мудак. Предполагаю, этот шокирующий эффект призван отвлечь от созерцания Левина, который на фоне брата раскрывает своё мудачество в совершенно новых плоскостях.



читать дальше

@темы: На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, книги, пятиминутка художественного анализа

08:07 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (11)

Терпеть не могу параллельные сюжетные линии, но замечу, что Лев Николаевич выполнил этот приём вполне достойно: плавно ввёл всех персонажей, знакомя с ними через уже знакомых, тем самым избежав эффекта "кто все эти люди, идите нахуй", а после уже переходил от одной линии к другой. Многим такое, вроде бы, нравится, но меня напрягало даже в 12 лет, даже у Толкиена, и я не устану брюзжать об этом. Я вообще люблю побрюзжать. И наблюдательный читатель, наверное, уже заметил и, я надеюсь, разделил моё удовольствие. А посему:

Ну что, побрюзжим?


читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

22:56 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (10)

Юбилейна десятая часть заставляет меня думать, что моя задумка бесстыдно посмеяться над Львом Николаевичем выходит из-под контроля. Я всё больше склоняюсь к мысли, что этот роман намерено написан так, чтобы бесить. Впрочем, сейчас мы ещё немного поговорим о Вронском, который стал мне даже симпатичен. Постараюсь во всём сравнивать его с Левиным, ведь именно он - носитель положительного миросозерцания, с позиций которого обнаруживаются «ненормальности», приводящие к страданиям и гибели других героев.

читать дальше

@темы: На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, книги, пятиминутка художественного анализа

11:56 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Война и мир"

Если вы когда-либо интересовались по-настоящим кратким содержанием романа.


@темы: книги, безудержное веселье, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, реклама на нашем канале

10:22 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (9)

Наконец-то мы покидаем Константина Дмитриевича Левина и переносимся в Петербург. Признаться, я хотел как-то сократить количество цитат, но даже не знаю, всё такое вкусное™. Лев Николаевич самым неожиданнейшим образом вдруг начинает рассказывать, что Вронский не такой уж и мудак, как говорилось в начале. Умные люди в этом вашем интернете пишут, что на него положительно повлияли отношения с Анной Аркадьевной, хотя я по злобе душевной пока склоняюсь к мысли, что старый маразматик, простите, многоуважаемый Лев Николаевич, совсем плох был в дни, когда писал этот отрывок, потому как моменты в тексте встречаются просто шикарные. Но всё по порядку.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

04:32 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (8)

На охоте Константин Дмитриевич собирается с духом и спрашивает Облонского о Катерине Александровне, не вышла ли она замуж. Причём он искренне надеется, что вышла, потому что любит и желает ей счастья.



Нет, он просто хочет иметь оправдание ничего не делать со своей проблемой. Видимо, от избытка положительного мировоззрения, которое у него буквально из ушей течёт.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

07:47 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (7)

Левин - этот сложный и интересный образ, этот аналитический склад ума с автобиографическими чертами, обладающий положительным миросозерцанием, с позиций которого обнаруживаются «ненормальности», приводящие к страданиям и гибели других героев. Кстати, последний эпитет приписывается Фёдору Михайловичу Достоевскому, и я хотел бы надеяться, что он иронизирует, но почти уверен, что нет. У Фёдора Михайловича тоже были довольно специфичные представления о положительном миросозерцании. Впрочем, всё это субъективизм - мне больше нравится "сложный образ" и "аналитический склад ума".

Образ ведь действительно сложнее некуда: бунтарь с претензией на романтизм, словно из каталога Молодого Талантливого Автора. Хочу заметить, что за 8 лет до появления на свет "Анны Каренины" (в 1875—1877) Фёдор Михайлович опубликовал свой роман "Идиот" (в 1868), который, если мне не изменяет память, повествует нам как раз о персонаже с положительным миросозерцанием, с позиций которого обнаруживаются «ненормальности», приводящие к страданиям и гибели других героев. Но Константин Дмитриевич Левин, разумеется, во многом отличается от князя Мышкина, Льва Николаевича по имени-отчеству.



Обратимся непосредственно к тексту. Константин Дмитриевич, вернувшись из Москвы к родным пенатам, ужасно страдает, и если вы опять подумали, что от неразделённой любви, то вы либо очень наивны, либо мы с вами читаем разные произведения. На любовь здесь всем насрать.

Тут душевный порыв совсем иного порядка. Одну секунду, я запамятовал, к какому именно кругу Ада его товарищь Алигьери отнёс. Чёрт, ничего не подходит. Но я точно помню, что уныние и гордыня - смертные грехи, и что Алигьери свой ад по их списку конструировал. Впрочем, неважно, вы же, Константин Дмитриевич, траву косили, а значит, уныние и лень вам приписать никак нельзя. И гордыню тоже, вы же унылое говно. Которое траву косит. То есть, недостаточно унылы для уныния, недостаточно высокомерны для гордыни, вот жаль за тупорылость статьи нет, вот по ней вы бы легко прошли. А так, похоже, вас в Ад не пустят - жалкие души, которые при жизни не делали ни зла, ни добра, помещаются перед вратами. В принципе, я Люцифера понимаю, я бы тоже не хотел с вами в одном месте целую вечность находиться, да и трудовые ресурсы в виде чертей расходовать на вас жалко.

Но если отвлечься от Констатина Дмитриевича, весь седьмой круг ада наш - тираны, самоубийцы и содомиты. Содомия ж в изначальном понимании была не только про извращения, но и про обычный разврат? На стоит вернуться к этому позже, а сейчас всё же взглянем на текст.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

11:03 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (6)

Алексей Александрович встречает жену на вокзале, даже проявляет заботу и такт. Игнорирует Вронского,



который встаёт в позу прямо на вокзале, прямо у Каренина перед носом, жене сцен не устраивает, говорит, что ревность унижает и того, кого ревнуют, и того, кто ревнует. Анна рада встретить сына, нас знакомят с семейной жизнью Карениных, благодаря чему мы начинаем понимать, почему даже Вронский выглядит для неё приключением.

– Я рад, что все кончилось благополучно и что ты приехала, – продолжал он. – Ну, что говорят там про новое положение, которое я провел в совете?
Анна ничего не слышала об этом положении, и ей стало совестно, что она так легко могла забыть о том, что для него было так важно.
– Здесь, напротив, это наделало много шума, – сказал он с самодовольною улыбкой.
Она видела, что Алексей Александрович хотел что-то сообщить ей приятное для себя об этом деле, и она вопросами навела его на рассказ. Он с тою же самодовольною улыбкой рассказал об овациях, которые были сделаны ему вследствие этого проведенного положения.

Потому что без наводящих вопросов рассказывать Алексею Александровичу неинтересно, его обязательно надо выспросить, чтобы он почувствовал свою важность. Отдельно хочу заметить, что минутой ранее Анна Аркадьевна, как любой нормальный человек, рассказала всё о своём путешествии без того, что её пришлось умолять. Впрочем, у каждого свои кинки, некоторая инфантильность, разумеется, не делает Алексея Александровича мудаком. Поначалу он мне показался даже хорошим человеком, хоть и слегка дураковатым. Двигаемся дальше.

Мимоходом автор напоминает нам то ли о том, что он сам мудак, то ли о том, что Вронский.

– Он все не хочет давать мне развода! Ну что мне делать? (Он был муж ее.) Я теперь хочу процесс начинать. Как вы мне посоветуете? Камеровский, смотрите, же за кофеем – ушел; вы видите, я занята делами! Я хочу процесс, потому что состояние мне нужно мое. Вы понимаете ли эту глупость, что я ему будто бы неверна, – с презрением сказала она, – и от этого он хочет пользоваться моим имением.
Вронский слушал с удовольствием этот веселый лепет хорошенькой женщины, поддакивал ей, давал полушутливые советы и вообще тотчас же принял свой привычный тон обращения с этого рода женщинами.

Вы хотите судиться с мужем, который пользуется вашим имуществом? Как мило! Как весело!



Далле мы узнаём, что, по мнению автора, петербургский свет состоит исключительно из мудаков.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

10:59 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (5)

Наконец-то, мы можем поговорить об Анне Аркадьевне, это, право намного увлекательнее, тем более, что в интернете кончаются гифки для комментариев к описаниям Константина Дмитриевича. И это мы одолели только четверть романа! Впрочем, не унывайте, сейчас будет повеселее.

Ещё в Москве на балу Вронский начал ухлёстывать за Анной Аркадьевной. Точнее, пушить перья он ещё на вокзале, когда только её увидел. Там случился несчастный случай, человек попал под колёса поезда и погиб. Анна Аркадьевна высказала свои соболезнования, а Вронский, подло воспользовался ситуации, и как дал вдове погибшего, многодетной матери, 200 рублей!



После бала, Анна Аркадьевна, печалясь неловкостью сложившейся ситуации, ведь про Катерину Александровну Вронский мгновенно забыл, торопится обратно в Петербург.

«Ну, все кончено, и слава богу!» – была первая мысль, пришедшая Анне Аркадьевне, когда она простилась в последний раз с братом, который до третьего звонка загораживал собою дорогу в вагоне. Она села на свой диванчик, рядом с Аннушкой, и огляделась в полусвете спального вагона. «Слава богу, завтра увижу Сережу и Алексея Александровича, и пойдет моя жизнь, хорошая и привычная, по-старому».
[...]
Все в том же духе озабоченности, в котором она находилась весь этот день, Анна с удовольствием и отчетливостью устроилась в дорогу; своими маленькими ловкими руками она отперла и заперла красный мешочек, достала подушечку, положила себе на колени и, аккуратно закутав ноги, спокойно уселась.

Я, кажется, понял. Все женщины собаки, а грешная Анна Аркадьевна...

читать дальше

@темы: На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, книги, пятиминутка художественного анализа

07:30 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (4)

Прежде чем мы придадимся изучению истории Анны Аркадьевны и Алексея Кирилловича, нам вместе с Львом Николаевичем предстоит ещё раз лизнуть Константину Дмитриевичу. Приготовьтесь, так будет на протяжении всей книги. Этакая рекламная пауза. Скандалы, интриги, расследования с Анной Аркадьевной, лизнули Левину, снова скандалы, интриги, расследования с Анной Аркадьевной. Мне даже чем-то напоминает русское телевидение, отголоски которого доносятся до меня через интернет.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

04:18 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (3)

Рассмотрим ситуацию Катерины Александровны Щербацких. Как и её сестра Дарья Александровна, Катерина по характеру собака: она добра, наивна и явно имеет комплекс неполноценности, который автор, похоже, почитает за добродетель.

Кити рассказала матери о разговоре ее с Левиным, и, несмотря на всю жалость, которую она испытала к Левину, ее радовала мысль, что ей было сделано предложение. У нее не было сомнения, что она поступила как следовало. Но в постели она долго не могла заснуть. Одно впечатление неотступно преследовало ее. Это было лицо Левина с насупленными бровями и мрачно-уныло смотрящими из-под них добрыми глазами, как он стоял, слушая отца и взглядывая на нее и на Вронского. И ей так жалко стало его, что слезы навернулись на глаза. Но тотчас же она подумала о том, на кого она променяла его. Она живо вспомнила это мужественное, твердое лицо, это благородное спокойствие и светящуюся во всем доброту ко всем; вспомнила любовь к себе того, кого она любила, и ей опять стало радостно на душе, и она с улыбкой счастия легла на подушку. «Жалко, жалко, но что же делать? Я не виновата», – говорила она себе; но внутренний голос говорил ей другое. В том ли она раскаивалась, что завлекла Левина, или в том, что отказала, – она не знала. Но счастье ее было отравлено сомнениями. «Господи помилуй, господи помилуй, господи помилуй!» – говорила она про себя, пока заснула.

Завлекла бедного мальчика, который старше её на 14 лет. Малолетняя бесстыдница со своей короткой шубкой. Ты самка, Варвара! Ты публичная девка! Разговаривала и улыбалась одновременно двум мужчинам, какая гадость, какая мерзость! Нет, погодите, как там было? Левин тёрся вокруг неё влюблённый, потом

свалил в закат и несколько месяцев плакал в подушку у себя в поместье. Катерина Александровна в свою очередь познакомилась с Вронским, и уже он начал вокруг неё тереться, а она нашла это приятным и возжелала выйти за него замуж. Так что когда Константин Дмитриевич соизволил вернуться

она уже ждала предложения от другого, и полагала это дело решённым, так как знала, что приезжает мать Вронского, а то, что Вронский мудак, не знала, и знать не могла.

читать дальше

@темы: На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, книги, пятиминутка художественного анализа

06:43 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (2)

Всё-таки сделав предложение Кити и получив отказ, Констатин Дмитриевич встречает Алексея Кирилловича Вронского. Это следующий тип мудака, с которым мы познакомимся, но сперва автор ещё раз отсыпает сахара на своего главного героя:

Есть люди, которые, встречая своего счастливого в чем бы то ни было соперника, готовы сейчас же отвернуться от всего хорошего, что есть в нем, и видеть в нем одно дурное; есть люди, которые, напротив, более всего желают найти в этом счастливом сопернике те качества, которыми он победил их и ищут в нем со щемящею болью в сердце одного хорошего. Левин принадлежал к таким людям.

И я спрашиваю себя: на какую реакцию рассчитывал Лев Николаевич, так навязчиво приторно описывая свого героя? Впрочем, кажется, я знаю, её изобразила Каролин Кебекус в своём стенд-апе. Смотрите с сороковой секунды.


(Парни говорят классные вещи, к примеру: "Эй, тебе было не больно, когда ты падала с неба?" или "Твои родители, наверное, воры, они украли две самые красивые звезды и вложили их в твои глаза"... [кашляет] Да, знаю, это старые подкаты. Но я не могу не думать о том, что раз они существуют, значит когда-то они сработали, какая-то женщина на планете на них среагировала! Представьте, мол, нет, правда? Ты думаешь, что ангелы создали меня на небесах? Ой, нет, мне совсем не было больно. Ты такой милый! Пойдем, я отсосу тебе. Или недавно ко мне подошёл парень и сказал: "Эй, бэйба!" Ну, женщине этого достаточно, верно? "Эй, бэйба! - Дааа? Аааах, пожалуйста, говори, чего ты хочешь? Бэйба, да! Аааах!" И трусы летят прочь!)

Может быть, дружочки-пирожочки, подружки-ватрушки, вы думаете, что я преувеличиваю, но дальше - больше. Дождитесь. Сперва обратимся к Вронскому.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

05:44 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (1)

Дружочки-пирожочки, подружку-ватрушки, ответственно заявляю, сие произведение (во всяком случае, его первая четверть) есть трактат о том, что мужчины - существа отвратительные, и ничто их не спасёт, потому что даже попытки быть менее отвратительным делают их только более отвратительными, а женщины - собаки, не суки, подчеркну, а собаки, canis lupus familiaris. Роман определённо демонстрирует именно это, хотя напрямую не заявляет.

Начнём сначала. Я сразу предупреждаю, что мой рассказ будет длинным, потому как это восхитительно мерзкая книга, её тошнотворность можно было бы смаковать построчно, но я милосердно ограничусь самыми яркими моментами. Итак...

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

О, эта глубокая философия, о, эта утончённость с первой строчки! Все холодные камни похожи друг на друга, каждый тёплый камень тёпл по-своему. Все горькие конфеты похожи друг на друга, каждая сладкая - сладка по-своему. Я имею в виду: НЕТ.



читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

14:25 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой

Я начал читать "Анну Каренину". И знаете, после моего довольно шапочного знакомства с "Войной и миром", ощущения от коротой сравнимы с участием в играх Джона Крамера, если бы его главным инструментом пыток была скука, "Анна Каренина" мне даже нравится. Должен признать, у Льва Николаевича действительно был талант. По "Войне и миру" этого никак не скажешь - это книга, как тёплое лесное озеро, в которое блеванули. Воды много, вокруг красивые виды, деревья, птички поют, но находиться в воде всё-таки как-то противненько, хотя концентрация рвотных масс вроде бы относительно мала и не должна тебя беспокоить. "Анна Каренина" с первых страниц показывает, что автор набил руку, научился чётко строить композицию и по-настоящему раскрыл свой талант. А талант Льва Николаевича определённо в описании неповторимых выразительнейших мудаков. Вот если есть книги про тупых в мире тупых, то "Анна Каренина" про мудаков в мире мудаков. Причём мудаки иногда даже понимают, что дейтсвуют, как мудаки, из-за чего недолго и неискренне страдают, словно исключительно для формальной очистки совести, а затем продолжают действовать, как мудаки. В этом, кстати, главное отличие мудаков Толстого от мудаков Достоевского - они если и раскаиваются, то "на отъебись", а это левел мудачества овер 9000. На этот левел способен только сытый живущий в тепле мудак, которому ничего не грозит. Фёдора Михайловича, пожалуй, сильно впечатлил его не состоявшийся расстрел, так что в его мудаках обычно присутствует хоть какой-то страх, а у Толстого образы воистину абсолютны.

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

04:46 

Книга мечты

Желая отвлечься от невообразимо бренного в последнее время бытия, я открыл на электронной книжке папку под названием "свалка" и обнаружил творение некоего Сергея Бадея. Я даже знаю, как эта книга попала ко мне. По запросу "что-нибудь про эльфов" или "что-нибудь про эльфов, блять, но не такое пафосное, унылое и пошлое, это я уже читал, блять". Да, я человек поверхностный. Я выбираю книгу двумя способами: либо это классика, либо это что-нибудь про эльфов с понравившейся мне обложкой.



У типа, который с заостренными ушами, очень хитрая морда, а значит, можно читать. Я не шучу. Мысль об обложке греет меня в процессе чтения. А еще меня греет бездарность, плоский юмор, произвольно расставленные запятые и просто с первой страницы авторский штамп: "я сам не перечитывал эту байду" (которым, впрочем, грешил и трепетно любимый мной Федор Михайлович). Опять замечу, что не шучу. Мне правда нравится. Меня вдохновляет тот факт, что это напечатали. Издательство Альфа-Книга, дождись меня, пожалуйста.

"Свободный полет" - история про попаданцев. Два мужика поехали в Карпаты и провалились в пещеру. Случайно. Вернее, полезли в пещеру они намеренно, а провалились там в дыру случайно. После этого они оказались в другом мире, походили там, наткнулись на эльфов, которые взяли их в плен. А теперь самое волшебное: главный герой - просто фантастически невероятно упоительно тупой, да еще и почти шаблонный 3В, его друг - чуть менее, но тоже тупой, эльфы - благородные, до нелепого альтруистичные и, да, да, да, тупые! Я жду, с нетерпением жду появления новых тупых персонажей, и меня фактически переполняет восторг. Вряд ли, конечно, кто-то его разделит, но мало ли. Под настроение - рекомендую. Никакого пафоса, никаких войн за справедливость, натянутой драмы и прочей мерзости; просто история про тупых в мире тупых. Книга мечты!

@темы: пятиминутка художественного анализа, книги, вы говорите так, будто это что-то плохое, реклама на нашем канале

08:59 

«Хорошо быть Богом» Т. Фишера

Читал, пока работал на выставке. Прочитал пока 20% (нет, я не ебанулся на математике, у меня количество прочитанного в процентах отображается) и уже могу сказать, что книга неплохая. Написана легким, без претенциозности слогом. Сюжет интригует. Главный герой — неудачник, обиженный жизнью — мне не слишком импонирует, но и отвращения не вызывает. Обычный человек, очень обычный, вполне способный к самоанализу, но не умеющий спрашивать дальше общепринятой морали. Я надёргал пару характерных цитат, к которым хочу оставить по комментарию. Цитаты выделены курсивом.


Всякий бизнес — это прежде всего интриги и дискредитация конкурирующих компаний. И не важно, что именно ты продаешь, спасение души или корм для собак, твоя главная забота – не сделать дело, а растоптать конкурентов.
Это не бизнес. Это его часть — торговля, собственно. Да, дискредитация конкурентов часто показывает себя эффективной и поэтому стала одной из главных забот торговцев, распространителей. Только вот продажа и бизнес — не одно и то же, продажа является подмножеством бизнеса. И само дело — главная забота других людей, не торговцев, а производителей.


Кастовость существует, и никуда от этого не деться. Лучшие игроки в моем гольф-клубе едва кивали мне при встрече. Почему? Потому что им было без надобности со мной здороваться. С меня было нечего поиметь. Они активно общались с другими хорошими игроками или просто с влиятельными людьми. Вежливость – она только для тех, кто может быть нам чем-то полезным. А остальные обойдутся.
Вы говорите так, будто это что-то плохое. Терпеть не могу людей, считающих, что окружающие им чем-то обязаны. Хочу — здороваюсь, не хочу — не здороваюсь. И то и другое вызовет какие-то последствия. Вопрос только в том, какие последствия я выбираю.
С чего вдруг мне радушно приветствовать человека, с которым мне невыгодно общаться? Замечу, что я имею в виду любую выгоду — не только материальную, эмоциональную, интеллектуальную и абстрактную тоже. Соблюдение минимальной вежливости — приветственный кивок, да. Потому что таким образом я вношу свою лепту в комфортную и безопасную общественную жизнь. Но «добрый день», улыбка и рукопожатие — вежливость для тех, кто выгоден.
Если я выгоден вам, а вы мне — нет, то вы пытаетесь это изменить, предлагая, к примеру, свои эмоции (лесть, заискивание), если я их принимаю (мне приятно, настроение улучшилось), я выполню ваш запрос. Вы — мне, я — вам. При этом, если услуга была значимой, то есть несоизмеримой с той эмоциональной выгодой, которую я от вас получил, за вами остаётся долг благодарности, на который я буду иметь право. К примеру, попросить об ответной услуге вас без эмоций (просто попросить) и не оставляя за собой долга благодарности. Простые, вроде, правила игры. И действует в обе стороны. Так чем все недовольны?

Хотя известно чем. Многим из нас были навязаны бессмысленные и, главное, бескорыстные благодетели. Моя любимая заключается в абсолютном табу на агрессию. Дальше идут понятия добра и зла. К примеру: эгоизм — плохо, альтруизм — хорошо. То есть, заботиться о себе ты не должен, ты должен заботиться о других. Вы тоже чувствуете наёбку?

Нет, знаете, я, на самом деле, пожалуй, даже добрый и дружелюбный человек. Но не из соображений высокой морали, а просто потому что мне это выгодно. Когда у меня подходящее настроение и есть деньги, я могу подать просящим милостыню 20 или 50 центов, а могу и пару евро, если вдруг ощутил прилив щедрости. Зачем? Да затем, что мне это приятно. Помог деньгами тому, кто в них нуждался. Нанёс благо члену общества, в котором живу. Сократил разрыв между бедной и богатой прослойкой населения. Ай да молодец! Эмоциональная выгода, которую я покупаю ровно за столько, сколько хочу за неё отдать. И всё по честному. Никто никому ничего не должен.
Если же я слепо следую правилу «подавать милостыню, потому что это хорошо», то отдельным нищим от меня, может, и будет больше пользы. Но я буду их ненавидеть, что выматывает, у меня будет меньше денег, что, скорее всего, помешает мне удовлетворять свои потребности, а значит, и эффективно работать. Итого мы получаем слабого и едва трудоспособного человека. Как вариант — очень недолго живущего. Обществу это выгодно? Нет. Поэтому здравый эгоизм — хорошо, а слепой альтруизм — плохо.

И помните:

@темы: книги, вы говорите так, будто это что-то плохое, пятиминутка художественного анализа

Я умираю, но об этом - позже

главная