Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:03 

На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой - "Анна Каренина" (6)

Не Кавендиш
Алексей Александрович встречает жену на вокзале, даже проявляет заботу и такт. Игнорирует Вронского,



который встаёт в позу прямо на вокзале, прямо у Каренина перед носом, жене сцен не устраивает, говорит, что ревность унижает и того, кого ревнуют, и того, кто ревнует. Анна рада встретить сына, нас знакомят с семейной жизнью Карениных, благодаря чему мы начинаем понимать, почему даже Вронский выглядит для неё приключением.

– Я рад, что все кончилось благополучно и что ты приехала, – продолжал он. – Ну, что говорят там про новое положение, которое я провел в совете?
Анна ничего не слышала об этом положении, и ей стало совестно, что она так легко могла забыть о том, что для него было так важно.
– Здесь, напротив, это наделало много шума, – сказал он с самодовольною улыбкой.
Она видела, что Алексей Александрович хотел что-то сообщить ей приятное для себя об этом деле, и она вопросами навела его на рассказ. Он с тою же самодовольною улыбкой рассказал об овациях, которые были сделаны ему вследствие этого проведенного положения.

Потому что без наводящих вопросов рассказывать Алексею Александровичу неинтересно, его обязательно надо выспросить, чтобы он почувствовал свою важность. Отдельно хочу заметить, что минутой ранее Анна Аркадьевна, как любой нормальный человек, рассказала всё о своём путешествии без того, что её пришлось умолять. Впрочем, у каждого свои кинки, некоторая инфантильность, разумеется, не делает Алексея Александровича мудаком. Поначалу он мне показался даже хорошим человеком, хоть и слегка дураковатым. Двигаемся дальше.

Мимоходом автор напоминает нам то ли о том, что он сам мудак, то ли о том, что Вронский.

– Он все не хочет давать мне развода! Ну что мне делать? (Он был муж ее.) Я теперь хочу процесс начинать. Как вы мне посоветуете? Камеровский, смотрите, же за кофеем – ушел; вы видите, я занята делами! Я хочу процесс, потому что состояние мне нужно мое. Вы понимаете ли эту глупость, что я ему будто бы неверна, – с презрением сказала она, – и от этого он хочет пользоваться моим имением.
Вронский слушал с удовольствием этот веселый лепет хорошенькой женщины, поддакивал ей, давал полушутливые советы и вообще тотчас же принял свой привычный тон обращения с этого рода женщинами.

Вы хотите судиться с мужем, который пользуется вашим имуществом? Как мило! Как весело!



Далле мы узнаём, что, по мнению автора, петербургский свет состоит исключительно из мудаков.

читать дальше

@темы: книги, На словах ты Лев Толстой, а на деле Лев Толстой, пятиминутка художественного анализа

URL
Комментарии
2017-03-27 в 16:17 

Artful
Tired but never weak. | Thou shalt not start shit.Thou shalt finish the shit that does start.
Разговор начался мило, но именно потому, что он был слишком уж мил, он опять остановился. Надо было прибегнуть к верному, никогда не изменяющему средству – злословию.
Я, в целом, согласна. Разговор в некоторых кругах идет живее, если кого-то, кого не любят, простите, обсирают.

Мне интересна параллель между Карениной и Облонским у Толстого. Если он где-то напишет сравнение между этими двумя и сравнение будет в пользу Карениной, то дай знать)

о и в постели продержится, ну, дольше минуты, может, прелюдию какую-то красивую изобразит, но нет, хренушки, зря позорилась!
тут, думаю, дело в другом. В литературе тех веков (в викторианской эпохи это уж точно!) женщина не может получать удовольствие от...мгм, счастья! Не может и не должна! То есть, если ей понравилось, то она шлюха, а вообще страдать как Каренина

2017-03-27 в 16:25 

Кимури
В теорию эволюции не надо верить - ее надо знать
Мда. То ли я напрочь, на дух забыла эту сцену, то ли радостно пропустила в свое время. Но таки не факт, что она рыдает от неумения Вронского в секс, да. Возможно, наоборот.

Но да, характерно - расстроиться надо из-за факта секаса, а не из-за того, что обещание мужу нарушила там (верность какую-то обещала), или что обманывает его внаглую, в глаза врет. Нет, опять страшный секас во всем виноват.

2017-03-28 в 16:09 

Lawrens
Ему нередко приходили в голову умные мысли, но чаще всего задним числом. У. С. Моэм
Над местом про секс я смеялся до слез.

2017-03-29 в 01:44 

Не Кавендиш
Artful, на мой взгляд, цимес в том, что автор как бы порицает это в книге, которая обливает говном буквально всех. Если бы Лев Николаевич не был таким моралофагом, я бы и слова не сказал.

Мне интересна параллель между Карениной и Облонским у Толстого. Если он где-то напишет сравнение между этими двумя и сравнение будет в пользу Карениной, то дай знать)
Перед отъездом обратно в Петербург Дарья Александровна (Долли) сказала Анне, когда речь не напрямую зашла о Вронском, что та говорит, совсем как её брат, а Анна ответила, нет-нет, разве что немножко.

тут, думаю, дело в другом. В литературе тех веков (в викторианской эпохи это уж точно!) женщина не может получать удовольствие от...мгм, счастья!
Я никак не могу принять это объяснение, потому что тогда логика из сюжета исчезает совершенно, равно как и драма. Если женщина не может и не хочет в секс, то всё, расходимся, Вронский Анну Аркадьевну изнасиловал, судим его по аналогу нынешней статьи 167 УК РФ и возвращаем Анну Аркадьевну законному владельцу. Но в книге же ещё дохулион страниц!


Кимури, Но таки не факт, что она рыдает от неумения Вронского в секс, да. Возможно, наоборот.
Думаете, от радости? Мне теперь Анну Аркадьевну как-то ещё жальче стало. Кстати, в экранизации, которую я недавно смотрел, этот момент тоже так интерпретировали, но из самого я бы никогда такого вывода не сделал. Лев Николаевич пишет, мол, всё произошло, и Анна из-за этого в истерике, а от Вронского она пытается быстро слиться. Рыдания от счастья я представляю себе как-то иначе. Допустим, Вронский довёл её до оргазма, но у неё внутренний конфликт с моралью, она бы рыдала, обнимая и целуя его, а не лёжа неподвижным трупом, чтобы через минуту постараться сбежать, нет? Я процитировал почти весь эпизод с самого начала. Единственное, что она делает, это прижимает его руки к груди, а потом поднимает одну и целует, но, как сказал бы Станиславский: "Не верю!" Не верю, что от безумной радости. Напрямую текст, кстати, тоже про радость ничего не говорит.

Но да, характерно - расстроиться надо из-за факта секаса, а не из-за того, что обещание мужу нарушила там (верность какую-то обещала), или что обманывает его внаглую, в глаза врет. Нет, опять страшный секас во всем виноват.
Да, чем дальше, тем больше я склонен согласиться, что для Льва Николаевича на свете не было ничего хуже и отвратительнее секса. Но он героически занимался им, как минимум, 13(?!) раз. Это как в анекдоте, что ли? "Ебу и плачу"?


Lawrens, ну так, не хуй с горы, а великий русский классик. Не каждому под силу создать персонажа, который трахается так, что плачут женщины, которых он трахает, и все те, кто узнаёт пикантные детали из рассказов. Возможно, это один из пресловутых элементов автобиографичности, которые нам обещали в предисловиях и статьях.

URL
2017-03-29 в 03:08 

Кимури
В теорию эволюции не надо верить - ее надо знать
Не Кавендиш, Кхм, ну еще бы напрямую про секс говорил текст 19 века.)) Низя, табу.

Просто ЭТО свершилось, факт измены типа утвержден (а если секса не было это типа как бы и не совсем измена, даже если там любофф). Посему Анна рыдает от осознания натворенного-свершенного факта измены, нифига не связанного с фактом получения-отсутствия удовольствия. Хотя описание зануды-мужа и фраза "все, чего она желала, сбылось" нам окольно намекают, что удовольствие скорее всего было.

2017-03-29 в 03:57 

Не Кавендиш
Кимури, Хотя описание зануды-мужа и фраза "все, чего она желала, сбылось" нам окольно намекают, что удовольствие скорее всего было.

Да, пожалуй, вы правы. В противном случае, Анна Аркадьевна вряд ли пошла бы к Вронскому ещё раз, а вернулась бы к мужу и до конца жизни замаливала бы грехи, старательно исполняя свои обязанности.

URL
   

Я умираю, но об этом - позже

главная